Контактный телефон: (+375) 17 397-27-18  Email: info@vstrecha.by

 

15 мая мир отмечает День памяти умерших от СПИДа. Почему при наличии современной терапии болезнь продолжает забирать жизни?Врач и парень

В отделение Светлану доставили в крайне тяжелом состоянии — СПИД,  осложненный токсоплазмозом головного мозга, поражение центральной нервной системы с частичным параличом, женщина не могла двигаться и говорить. Лечение было долгим и трудным, но больницу Светлана покинула уже на инвалидной коляске. А через три года пришла на своих ногах, чтобы рассказать - дочка замуж собирается, сын заканчивает школу да и младший тоже неплохо учится…

Вот такая история с хорошим концом. Но бывает и по-другому.

 

Больше не чума и не смерть

 

Сегодня, когда мы говорим про ВИЧ, то обязательно делаем акцент на самом важном, а именно: это больше не смертельная болезнь — современное лечение позволило перевести ВИЧ-инфекцию в разряд хронических заболеваний.

Под современным лечением подразумевается антиретровирусная терапия (АРТ) — сочетание препаратов, которое пока, к сожалению, не может полностью удалить вирус из организма человека, но способно держать его под полным контролем. И пусть «настоящее» лекарство от ВИЧ пока не создано, трудно переоценить значение появления АРТ. В 80-е — первую половину 90-х годов прошлого века СПИД и высокая смертность от сопутствующих заболеваний были безнадежной реальностью, а диагноз «ВИЧ-инфекция» воспринимался как приговор. Но появление АРТ, успешное испытание лекарств и начало широкого использования терапии с 1996 года изменили буквально все. Прошло меньше тридцати лет, но ситуация поменялась кардинально: по данным ЮНЭЙДС, в 2004 году от связанных со СПИДом болезней умерло 1,9 млн человек, в 2010-м — 1,3 млн. А уже в 2020-м — 680 тысяч, то есть с 2004 года смертность снизилась на 64%!

Приверженности к АРТ

Сегодня человеку, получившему подтвержденный диагноз «ВИЧ-инфекция», говорят следующее: да, это тяжелое и пока неизлечимое заболевание, но если регулярно принимать лекарства, то его можно полностью контролировать и вести обычный образ жизни — работать, заниматься спортом, заводить семью и рожать детей. И дожить до глубокой старости. Существуют исследования, которые доказывают: ожидаемая продолжительность жизни человека с ВИЧ такая же, как и у ВИЧ-отрицательного.

 

Люди как люди

 

Единственный способ узнать, есть ли в вашем организме вирус иммунодефицита человека или нет, это сделать тест на ВИЧ. В Беларуси с этим нет проблем — можно пройти тестирование бесплатно или платно, в медучреждении или общественной организации, купить тест в аптеке или заказать в интернете. В нашей стране человек с диагнозом «ВИЧ-инфекция» получает необходимые для лечения препараты пожизненно, абсолютно бесплатно и находится под контролем врача-инфекциониста.

По данным Республиканского центра гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья, в настоящее время  в Беларуси проживает более 24 тысяч человек с ВИЧ-позитивным статусом. За весь период сбора статистики в нашей стране, а именно с 1987 года, в стадии СПИД умерло 4 233 человека. Безусловно, количество таких смертей уменьшается год от года, однако проблема остается.

Почему так происходит, мы пытаемся разобраться с заведующей  отделением оппортунистических инфекций Минской городской клинической инфекционной больницы Людмилой Дымель

В отделении, созданном в 2015 году, лечатся люди, находящиеся в стадии СПИД, то есть той стадии развития ВИЧ-инфекции, когда клетки иммунитета практически перестают работать. Оппортунистические инфекции – это большая группа разнообразных болезней. У здорового человека такие заболевания, как правило, не возникают или протекают в легкой форме, но для людей с ВИЧ, не принимающих АРТ, они смертельно опасны. Не вирус иммунодефицита убивает человека — его убивают другие болезни, с которыми ослабленный иммунитет не в состоянии бороться. Если человек с ВИЧ-инфекцией не принимает АРТ, тяжелые последствия наступают примерно через 6-7 лет. На вопрос, можно ли как-то классифицировать людей, поступающих на лечение в отделение оппортунистических инфекций, Людмила Борисовна отвечает:

Мы лечим очень разных пациентов, но, действительно, можно выделить некоторые группы. Конечно же, в основном это люди, находящиеся в тяжелых жизненных обстоятельствах. Намеренно не хочу использовать слова «маргинальные» или «неблагополучные», потому что на самом деле это не так. У каждого — свои жизненные трудности. Да, есть много людей с зависимостями — наркотической, алкогольной, с психическими заболеваниями, без определенного места жительства. Но для кого-то развод, потеря работы, смерть близких тоже может стать фактором, из-за которого он прерывает лечение. Есть люди, бросающие принимать АРТ из-за побочек: мол, не лечились и чувствовали себя нормально, а от таблеток только хуже становится. Отдельная группа — это не очень образованные, слабо информированные люди, чаще всего из небольших деревень. Их жители зачастую вообще не в курсе существования ВИЧ. И вирус в этом достаточно замкнутом микромире может циркулировать и заражать все новых людей годами, пока не будет обнаружен и врачи не начнут «разматывать» всю цепочку заражений. Вообще микромиры или сообщества — это очень важная тема в контексте выявляемости ВИЧ. Возьмем, например, людей, недавно вышедших из мест заключения. У них — собственные убеждения и знания, а главное — свои авторитеты, мнение которых значит для них гораздо больше, чем мнение врача. Если «авторитет» сказал, что пить таблетки при ВИЧ — это бред, что «парень жил нормально с ВИЧ 20 лет, а начал лечиться и умер», то убедить человека принимать терапию очень сложно. И он в конце концов оказывается в нашем отделении. Еще пример сообщества — глухонемые, это достаточно замкнутый мир, для которого характерна поздняя диагностика заболевания. 

Существует еще одна группа людей, у которых ВИЧ обнаруживают на довольно поздней стадии. Это, как ни странно, очень благополучные и состоявшиеся люди — образованные, без материальных проблем, следящие за своим здоровьем. Парадоксальным образом именно их «благополучность» зачастую мешает врачам подумать о таком диагнозе, как ВИЧ-инфекция. И даже когда появляются определенные жалобы, врач диагностирует и пытается лечить сопутствующее заболевание — увы, безуспешно. Люди могут годами наблюдаться, скажем, у стоматолога или гастроэнтеролога — был случай, когда к нам привезли пациента, которого долго и без всякого успеха лечили от кандидоза, пока врачу все же не пришла мысль взять анализ крови в том числе на ВИЧ. К этому времени мужчина уже находился на стадии СПИД.

Пациенты с ВИЧ

Людмила Дымель подтверждает простую истину, которую уже годами пытаются донести до сознания людей: ВИЧ-инфекция — не болезнь определенных слоев общества. Можно быть успешным и благополучным или наоборот — ВИЧ не выбирает. А сохраняющееся убеждение людей в «маргинальности» этого заболевания является еще одним, дополнительным фактором поздней диагностики и отказа от лечения ВИЧ-инфекции: боясь осуждения, в страхе потерять работу, друзей, семью, люди годами скрывают свой диагноз и не обращаются к врачам. Однако без принятия АРТ конец один - койка в отделении, где мы сейчас находимся.

 

Обратный отсчет

 

Существует убеждение, что если человек с ВИЧ достиг стадии СПИД, то спасти его уже невозможно. На самом деле обратный путь возможен, и истории пациентов отделения оппортунистических инфекций это подтверждают. Людмила Дымель рассказывает о пациенте, у которого при поступлении в отделение количество клеток CD4, отвечающих за иммунный ответ организма на инфекции, составляло менее 50 — при норме 800–1200! Благодаря усилиям врачей его удалось «вытянуть» из последней стадии болезни. 

В основном к нам попадают люди, у которых количество клеток CD4 меньше 200. На этой стадии уже наблюдаются тяжелые, связанные с практически прекратившейся работой иммунной системы заболевания. Чаще всего это поражения головного мозга, органов дыхания, пищеварительной системы. Процесс лечения у каждого пациента очень индивидуальный. Но мы не только лечим тело. С каждым мы разговариваем — рассказываем о том, что такое ВИЧ, как работает антиретровирусная терапия и почему ее нужно применять. А еще о том, что соблюдая лечение, можно жить полноценной жизнью и не бояться заразить окружающих. Даем читать литературу на эту тему, и для многих она становится настоящим открытием. И это возвращает нас к проблеме малой информированности людей о ВИЧ. Ведь если бы наши пациенты изначально обладали необходимыми знаниями, то, возможно, избежали бы болезни либо принимали бы необходимое лечение.

В отделении оппортунистических инфекций — 20 мест, за год через отделение проходит примерно 200 пациентов. Из них умирают 1-2 человека, и это очень хороший показатель в лечении заболеваний, связанных с ВИЧ/СПИД.

 

С возвращением в жизнь!

 

Задача врачей — спасти жизнь пациента, и они справляются с ней прекрасно. Но что будет с этим человеком дальше? Ведь выйдя из стен больницы, он возвращается в ту же среду, откуда пришел. И очень часто в те же тяжелые жизненные обстоятельства — различные зависимости, отсутствие жилья, средств к существованию, возможности зарабатывать. Какие шансы на то, что работа врачей не будет напрасной и бывший пациент будет соблюдать лечение и регулярно принимать АРТ? Людмила Дымель согласна, что определенные опасения есть:

Конечно, иногда задумываешься: а не напрасен ли весь этот труд? Особенно в ковидные времена было тяжело, когда приходила мысль, что ты занимаешься не тем, что действительно необходимо. Порой кажется, что ты просто поливаешь песок… А потом вдруг слышишь новости о своем бывшем пациенте - человек принимает АРТ, регулярно посещает врача, нашел работу и воспитывает детей. И становится понятно: всё, что мы делаем, не напрасно.

Возвращение к жизни

Людмила Борисовна рассказывает истории о людях, которые полностью изменили отношение к жизни — как она говорит, «отстроились», и ее лицо светлеет. Вот, например, Светлана, с которой мы начали рассказ. Мать троих детей, в начале своего пребывания в отделении не могла двигаться и говорить. Врачи и медсестры каждый день не уставали ее хвалить: «Света, ты молодец! Света, держись!». И женщина выписалась уже на инвалидной коляске. А через три года пришла на своих ногах, чтобы рассказать, что и нее, и у детей всё хорошо. 

 

Вместо эпилога

 

Я спрашиваю Людмилу Борисовну о том, что же нужно сделать, чтобы не было больше смертей от СПИДа. Но понимаю, что вопрос не по адресу: врачи, со своей стороны, уже делают всё, что в их силах.

Дело за обществом и за каждым из нас. В частности, можно начать с себя — задуматься о проблеме и сделать тест на ВИЧ. Ведь самый лучший способ отметить День памяти умерших от СПИДа — это остаться живым.


Подписывайтесь на нас в FacebookВКонтакте,  Instagram,  Telegram 

НАМ НУЖНА ТВОЯ ПОМОЩЬ!

О нас

Деятельность организации в области ВИЧ/СПИД:
С 1998 г. реализация проектов по профилактике ВИЧ/СПИД и ИППП среди мужчин, имеющих секс с мужчинами, исследовательские проекты среди работников коммерческого секса, наркопотребителей;
 
Целевые группы: молодежь, мужчины имеющие секс с мужчинами, трансгендеры.
 
Предоставляемые услуги:
Консультирование по вопросам ВИЧ/СПИД/ИППП; Тестирование на ВИЧ слюновыми экспресс-тестами; Психологические консультации; Поддержка МСМ+;
Проведение поведенческих исследований. Полный перечень услуг смотрите здесь.

Контактная информация

Телефон администрации: +375 (17) 356-16-73 (пн-пт с 10.00 до 18.00)

Телефон «Горячей линии»: +375 (17) 397-27-18

 info@vstrecha.by

Наши социальные сети