Контактный телефон: (+375) 17 397-27-18  Email: info@vstrecha.by

 

Наверняка многие задавались этим вопросом 

На него попытался ответить старший советник по науке в ЮНЭЙДС, профессор по международному здравоохранению и инфекционным заболеваниям Лондонской школы гигиены и тропической медицины Питер Годфри-Фоссет.

 

— Каким же образом удалось так быстро найти вакцину от COVID-19?

— Вирус SARS-CoV-2, вызывающий заболевание COVID-19, перешел к человеку от животных в 2019 году. Ученым пришлось в экстренном порядке браться за разработку вакцины против COVID-19 из-за чрезвычайности ситуации: в 2020 году во всем мире им заразились почти 100 млн человек, и для двух миллионов это заболевание имело летальный исход. Так что меры должны быть приняты как можно скорее, ведь несмотря на существенные изменения в нашей повседневной жизни, включая ограничения поездок, социальное дистанцирование, маски, частое мытье рук и использование дезинфицирующих средств, количество зараженных продолжает быстро расти. С связи с этим настоятельная необходимость в создании вакцины очевидна. Кроме того, не стоит забывать и о немаловажном экономическом аспекте.

 

— ВИЧ и SARS-CoV-2 сильно отличаются друг от друга, не так ли?

— Между ВИЧ и SARS-CoV-2 есть очень существенные отличия. Они оба представляют собой вирусы, но SARS-CoV-2 является очень простым вирусом. Вызываемая им болезнь может быть сложной, иногда даже непонятной, но практически у всех зараженных вырабатываются антитела, которые нейтрализуют вирус и позволяют организму восстановиться и в конечном итоге избавиться от вируса.

Если говорить о ВИЧ, то практически у всех зараженных также вырабатываются антитела, но их недостаточно для нейтрализации ВИЧ. Оболочка ВИЧ — сложная структура, а активный участок находится глубоко внутри и труднодоступен для взаимодействия. Кроме того, ВИЧ — это ретровирус, то есть вирус, способный воспроизводить свой генетический код и встраивать его в человеческий. Во время такого воспроизведения неизбежно возникают ошибки. Это означает, что белок оболочки и сам ВИЧ постоянно меняются, меняют форму, из-за чего антителам становится очень сложно защищать от них организм. Вот почему антитела, выработанные одним человеком, часто не могут справиться с вирусом в организме другого человека.

Но теперь мы нашли так называемые «антитела широкого действия», которые могут нейтрализовать множество различных штаммов ВИЧ. Именно их сейчас изучают исследователи, пытаясь установить, способны ли они защитить человека от инфицирования разными штаммами ВИЧ. Эти исследования могут стать важной составляющей процесса разработки вакцины против ВИЧ.

И наконец, не стоит забывать, что, в отличие от COVID-19 (хотя отличие, возможно, неполное), деятельность ВИЧ во многом зависит от Т-клеток — второго компонента иммунной системы человека. Помимо антител, наша иммунная система обладает так называемым клеточным иммунитетом, главную роль в котором играют Т-клетки. Их гораздо труднее изучать, они очень изменчивы, и это еще одна причина, почему так сложно создать вакцину против ВИЧ, в отличие от COVID-19.

 

— Сколько средств вкладывается в разработку вакцин против ВИЧ?

— Каждый год в течение последних десяти лет мы инвестируем в научно-исследовательскую деятельность, посвященную разработке вакцины против ВИЧ, порядка одного миллиарда долларов США. Много это или мало? Это примерно 5% от общемирового бюджета на противодействие ВИЧ. Пока что ученым удалось достичь лишь небольших успехов в этой области.  В 2009 году большой ажиотаж вызвала одна из вакцин-кандидатов в Таиланде, однако уровень защиты от ВИЧ-инфекции оказался недостаточным, для того чтобы пустить эту вакцину в массовое производство.

В течение следующих десяти лет результаты исследований дали нам много информации по иммунологии, в частности о том, как организм человека и его иммунная система взаимодействуют с ВИЧ, но снизить количество новых случаев заражения это не помогло. В настоящее время основные надежды возлагаются на два больших исследования; также ведется изучение множества других вакцин-кандидатов. Так что, думаю, шансы у нас есть, но на создание вакцины против ВИЧ определенно уйдет куда больше времени, чем в случае с COVID-19.

 

— В последнее время COVID-19 стал темой номер один во всех новостях. А что насчет других инфекционных заболеваний?

— В Африке туберкулез, малярия и ВИЧ каждый год убивают в пять раз больше людей, чем COVID-19. Это очень серьезные проблемы, и они являются таковыми уже довольно долгое время. У нас есть вакцина от туберкулеза, это вакцина БЦЖ, которая появилась еще сто лет назад, в 1920 году, но, к сожалению, она не защищает от современных форм туберкулеза у взрослых. Недавно были разработаны новые вакцины против туберкулеза и малярии, но работают они не так хорошо, как хотелось бы. Сейчас ведутся дискуссии о том, следует ли начинать их использовать, поскольку они дают лишь 30 % защиты или меньше.

Есть и хорошие новости: в Африке началась третья фаза клинических испытаний новой вакцины от малярии, которая производится с применением той же схемы, что использовалась компанией AstraZeneca и Оксфордским университетом при разработке вакцины против COVID-19. Это дает надежду на то, что исследования вакцин против коронавируса станут стимулом для создания вакцин от других инфекционных болезней.


Подписывайтесь на наши странички в FacebookВКонтакте,  Instagram   

НАМ НУЖНА ТВОЯ ПОМОЩЬ!

О нас

Деятельность организации в области ВИЧ/СПИД:
С 1998 г. реализация проектов по профилактике ВИЧ/СПИД и ИППП среди мужчин, имеющих секс с мужчинами, исследовательские проекты среди работников коммерческого секса, наркопотребителей;
 
Целевые группы: молодежь, мужчины имеющие секс с мужчинами, трансгендеры.
 
Предоставляемые услуги:
Консультирование по вопросам ВИЧ/СПИД/ИППП; Тестирование на ВИЧ слюновыми экспресс-тестами; Психологические консультации; Поддержка МСМ+;
Проведение поведенческих исследований. Полный перечень услуг смотрите здесь.

Контактная информация

Телефон администрации: +375 (17) 356-16-73 (пн-пт с 10.00 до 18.00)

Телефон «Горячей линии»: +375 (17) 397-27-18

 info@vstrecha.by

Наши социальные сети